gbars (gbars) wrote,
gbars
gbars

Карательные акции как форма социального протеста


1 марта защитил докторскую диссертацию довольно известный своими провласовскими высказываниями историк К. М. Александров. В течении месяца в научном сообществе идет серьезная полемика по поводу научной и исторической ценности диссертации.

Несмотря на то, что многие авторитетные ученые выступили против диссертации прямо в день защиты, ученый совет оценил диссертацию положительно («за» высказались 17 человек, против – 1 (один); еще семеро членов совета не явились).

Поскольку диссертация Александрова, по сути, героизирует Власова, у меня такая работа вызывает резкое отвращение. Однако, наука дело тонкое – следовательно свое неприятие нужно обосновать. А ну как окажется что я наговариваю на ученого, который «просто изучает» историческое явление?

Отнюдь. Обществу явлена тенденциозная и политически ангажированная работа. Лично меня больше всего зацепило (как и большинство критиков работы Александрова) то как Александров именует откровенную измену «социальным протестом».

Приведу выдержку из выводов, которые делает Александров:
«Офицерский корпус власовской армии, складывавшийся и формировавшийся в 1943-1945 гг. под эгидой и при поддержке германского командования, предназначался для борьбы с советским государством, Всесоюзной Коммунистической партией (большевиков) и её руководством под лозунгом освобождения родины от власти, чья предвоенная политика привела к беспримерным жертвам и страданиям миллионов людей. Вместе с тем деятельность генералов и офицеров войск КОНР – как опыт социального протеста – в условиях национал-социалистического режима и непримиримой борьбы, которую вели страны антигитлеровской коалиции против Третьего Рейха, не достигла провозглашенных целей и закончилась для власовцев катастрофой »
Тут прекрасно все. И эгида немецкого командования и вина предвоенной политики ВКП(б) (видимо реальная или мнимая вина Сталина – это индульгенция для бесчинств Каминского в угоду нацистскому рейху). Ну и конечно оценка лозунгов как правдивой программы уже после слов о протекции нацистов.

Главное разумеется в последнем предложении. Деятельность (то есть нарушение присяги плохому Сталину и истребление тоже сталинизированного, по-видимому, населения), как опыт социального протеста (отличный протест, в тылу фашистской армии) не достигла провозглашенных целей ибо (внимание!) Гитлер и нацисты по крайней мере формально не нравились США и Великобритании. То бишь, если бы Власов был признан полезным как, например, Вернер фон Браун, то может и сгодился бы для какой-нибудь операции «гладио» или еще какой в рамках реализации декларации о порабощенных народах (да-да это «тонкий» намек на Бандеровцев). Но поскольку Власова уж очень хотел заполучить бывший союзник по антигитлеровской коалиции, то, увы, власовцы потерпели катастрофу. Вот если бы весь запад целиком выступил против СССР - тогда да социальный протест имел бы успех.

Мне работа Александрова кажется отвратительной по идеологическим соображениям. Но хотелось бы разобраться, что такое социальный протест.
Мне всегда казалось, что социальный протест – это общественная реакция на какое-то событие, причем в социальной сфере. Типа митинги против Ювенальной юстиции или против реформирования РАН и т.п.

 Ну и конечно сам протест должна выражать некая общность, субъект. Это не обязательно революционные массы, требующие хлеба у правящего класса. Социальный протест могут выражать и национальные меньшинства (например, русские на Донбассе). Социальный протест не могут выражать разрозненные группы чем-то недовольных. Это должна быть единая общность (маленький социум). Александров в диссертации сам признался, что единых причин вступления в РОА не было. Более того, он признал, что не было даже доминирующей причины. Сам он утверждает, что людей пострадавших от режима (репрессии, экономическая сегрегация и т.п.) в РОА было очень мало. Значит социальный протест, да и вообще протест отметается из суммы признаний, что Александрова а) РОА не была некой общностью с сформулированными «социальными» требованиями и б) РОА и не могла ей (общностью) быть, так как в основном РОА состояла из «приспособленцев» (точка зрения Александрова).

Зато у РОА были лозунги по свержению ВКП(б). То есть политические предложения. Так может «протест» был не социальным, а политическим? Но политическую повестку государства формируют либо национальные (внутренние) силы, либо оккупационная администрация (эгида германского командования). Коллаборационисты ничего никогда политически не определяют. Собственно «коллаборантность» и меряется степенью подчиненности иностранному врагу (да-да в демократических буржуазных государствах меряется именно так). Например, большевики в 1918 году оказывали сопротивление наступающим немцам, а белогвардейцы нет. Кто, простите, немецкий шпион?

И на сладкое. Тоже из диссертации Александрова: На стороне противников СССР (нацистов – прим. мое) несли военную службу русские эмигранты (более 13 тыс. человек ) […] Общее количество эмигрантов на германской военной службе в разы превысило число эмигрантов в рядах европейского Сопротивления.

Tags: Власов, нацисты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment